Живая вода (Сказка скоморохов)

  Действующие лица:

ЦАРЬ ЕФИМЬЯН

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА

ЧАРЫНДА – заморская царевна

ФИКЕРС-СНИКЕРС – дядька Чарынды

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ

ЦАРИЦА ПЛЕНИРА

ПУЗАНЫ

МЕЧТАТЕЛИ

СКОМОРОХИ

Действие происходит в царстве Царя Ефимьяна, в царстве Пузанов  и в царстве Мечтателей.

Пусть не пугает постановщика количество действующих лиц. Достаточно всего 6 актеров-скоморохов, чтобы разыграть эту историю.

 КАРТИНА 1

На сцене балаган. Перед входом сидят грустные скоморохи.

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Эх! Последние времена, братец-скоморох, последние!.. Никому мы стали не нужны. Никто больше не хочет слушать наших песен и сказок, никто не спешит на наши представления. Вымирает народишко-то! Даже дети малые, друзья наши верные, и те куда-то все подевались.

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  Да, братец, правда твоя. Пора менять квалификацию.

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Чего-чего менять? Ква… ква… ква… квакацию? Ты это, на каком языке выражаешься, братец?

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  Не квакацию, а квалификацию. Квалификация – это специальность, или профессия. Вот у тебя какая профессия?

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Скоморох.

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  Так вот ее пора менять.

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  А на что менять?

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  На бананы.

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Как это?

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  Дурачок ты, братец. В отставку тебе пора! Ясно?

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Чего я там не видел? У меня специальность. Эта.… Как ее? Ква…ква…ква… Квакация! Вот.

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  Ква-ква-ква!.. Да не нужен ты больше никому со своей квакацией, не нужен.

Оба печально вздыхают. Вдруг, откуда ни возьмись, появляется ТРЕТИЙ СКОМОРОХ. Он весел. Пляшет и поет. 

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Что вы, братцы приуныли —  головы повесили? Эй, братишка-скоморох, что глядишь невесело?

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  А ты чего так веселишься?

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  А мне унывать нельзя. Я – скоморох. Я должен людей веселить.

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Да где ты видел людей-то? Они уж давно все повымерли…

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Да ты, я вижу, ослеп совсем.

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Сам ты ослеп!

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  А ну, подойди-ко сюда – какой я тебе фокус-покус покажу!

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Ну, подошел. Что дальше?

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Закрой глаза.

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Зачем?

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Ну не бойся, закрывай глаза, а то фокус-покус не получится!

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Ладно. Только ты меня не обмани. (Закрывает глаза.)

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Не обману. Повторяй за мной волшебные слова: Шары-бары, растобары…

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ (открывает глаза). Чего-чего? Какие шары-бары?..

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Ты не спрашивай, а повторяй за мной. Шары-

бары, растобары! Чтоб глаза твои видали…

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ (повторяет).  Шары-бары, растобары. Чтоб глаза твои видали …

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Ты закрой их — раз, два, три! И получше посмотри!

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Ты закрой их — раз, два, три! И получше посмотри! (Открывает глаза. Видит детей в зале.)  Ой!.. Кто это?

ВТОРОЙ СКОМОРОХ (смотрит в зал, но никого не видит).  Где?

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ (показывает).  Там…

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  А ты думаешь, кто?

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Люди.… Неужели? Мальчики, девочки… Действительно… Люди! Вот это да! Братцы, братцы, смотрите – пришли! Ура!

ВТОРОЙ СКОМОРОХ  (пытается увидеть).  Ты чего?.. Кто пришел?

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Зрители пришли. Представление смотреть.

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  Где? Где они?!

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Да ты что, слепой? А ну, зажмуривайся и повторяй за мной! «Шары-бары, растобары. Чтоб глаза твои видали – ты зажмурь их.. Раз, два, три! И получше посмотри!»

ВТОРОЙ СКОМОРОХ (закрывает глаза и повторяет).  «Шары-бары, растобары. Чтоб глаза твои видали – ты зажмурь их… Раз, два, три! И получше посмотри!» (Открывает глаза и видит детей в зале.) Ой!… Вижу! Вижу!.. Вот чудеса-то!

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ. А, видишь! А ты мне говорил: пора менять ква…ква… квакацию!

ВТОРОЙ СКОМОРОХ. Эх, братцы, ничего не надо менять. Скоморохами жили – скоморохами помрем!

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Зачем помирать. Мы еще поживем и людей порадуем!

ВСЕ (поют и танцуют).

Скоморох – театра дед.

Он живет две тыщи лет.

Он танцует и поет,

Правду скажет – не соврет,

Песню, сказку сочинит,

Грустных он развеселит

И веселым не наскучит!

Уму-разуму научит!

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  А что, братцы скоморохи, тряхнем стариной?

ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ СКОМОРОХИ.  Тряхнем! Тряхнем!

ТРЕТИЙ СКОМОРОХ.  Давайте расскажем ребятам сказку!

ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ.  Сказку! Ура!..

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  А какую сказку мы им расскажем?

ТРЕТИЙ и ПЕРВЫЙ СКОМОРОХИ.  Т-с-с…

ВТОРОЙ СКОМОРОХ.  А!.. Понял.

ВСЕ.  Слушайте!…

Звучит музыка. 

   СКОМОРОХ.  В некотором царстве, в некотором государстве, на водах, на землях, на русских городах был царь Ефимьян. Были у него сын — Дмитрий-царевич и дочь —  Ольга-царевна. Жена его давно умерла. И вздумал царь Ефимьян жениться в другой раз. Сосватал за себя королевишну заморскую Чарынду, привел молодую жену к себе во дворец и призвал детей своих.

Скоморохи открывают занавес своего балаганчика, и мы видим царские покои. На троне сидит ЦАРЬ ЕФИМЬЯН, перед ним стоят ОЛЬГА-ЦАРЕВНА и ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ, вокруг придворные (скоморохи).

 КАРТИНА 2.

Царские покои. 

ЕФИМЬЯН.  Детушки вы мои разлюбезные, и вы, слуги мои верные! Позвал я вас сюда, чтобы объявить вам мое решение, волю мою царскую. Один я правил царством-государством и один растил вас, детушки, а теперь, стар я стал. Трудно мне стало одному править, и я решил найти себе помощницу, а вам матушку и царицу.

1-й ПРИДВОРНЫ.  Давно пора, царь-батюшка.

2-й ПРИДВОРНЫЙ.  Одному жить не годится.

3-й ПРИДВОРНЫЙ.  Да и царство без царицы не царство.

ЕФИМЬЯН.  Вот я и нашел себе жену новую, королевишну заморскую – Чарындой зовут

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Я думаю, батюшка, ты поступил правильно.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А какая она, батюшка, Чарында эта?

ЕФИМЬЯН.  Сейчас увидите. (Зовет.) Войди, Чарындушка! Музыка, играй!

Музыка играет. Входит ЧАРЫНДА, задрав нос и свысока на всех поглядывая. А нос у нее длинный! Она в кринолине. На голове у нее высокий парик. Чарында обходит всех и встает рядом с Ефимьяном. Он счастлив. Встает ей навстречу и усаживает вместо себя на трон.

 

ЕФИМЬЯН.  Вот она, моя Чарындушка! Прошу любить и жаловать! Вам слуги мои, приказываю во всем ее слушаться и повиноваться ей, как и мне повинуетесь.

Придворные низко кланяются. Чарында задирает нос еще выше.

 ЕФИМЬЯН.  Вы, дети мои, слушайтесь ее и почитайте, как родную мать. А ты, Чарындушка моя ненаглядная, будь им вместо матушки!

ЧАРЫНДА.  Чего?

ЕФИМЬЯН.  Я говорю: будь ты деткам моим вместо матушки.

ЧАРЫНДА.  Фи! Еще чего! Я еще молода и хочу пожить в свое удовольствие. Не хочу пеленки стирать да носы сопливые утирать! Не желаю! Не желаю! Не желаю!

ЕФИМЬЯН.  Успокойся, Чарындушка, не нужно за ними пеленки стирать. Посмотри-ка получше – ведь они уже совсем взрослые!.. Митенька – жених, да и Олюшка совсем невеста стала…

Чарында встает с трона, подходит к Дмитрию-царевичу и Ольге-царевне и бесцеремонно их разглядывает. Потом возвращается на место и начинает кричать.

 ЧАРЫНДА.  А-а-а!.. Все равно не хочу! Не хочу!…

ЕФИМЬЯН (растерялся). Вот те раз!…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Батюшка, может, мы лучше уйдем?

ЧАРЫНДА.  Да. И поскорее!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Пойдем, братец.

ЕФИМЬЯН.  Постойте!.. Как же так, Чарындушка?

ЧАРЫНДА.  А вот так! А-а-а!…(Топает ногами.) Если сейчас же, сию минуту, не прогонишь их —  уйду от тебя!

ЕФИМЬЯН.  Да как же я их прогоню? Ведь они детушки мои, кровиночки?..

ЧАРЫНДА.  Ах, так ты хочешь, чтобы я ушла? (Встает.) Я уйду!

ЕФИМЬЯН.  Нет-нет, Чарындушка! Что ты!

ЧАРЫНДА.  Но ты меня прогоняешь!

ЕФИМЬЯН.  С чего ты это взяла?

ЧАРЫНДА.  Не прогоняешь?

ЕФИМЬЯН.  Не прогоняю.

ЧАРЫНДА.  Тогда прогони их!

ЕФИМЬЯН.  Нет.

ЧАРЫНДА.  Ах, так?.. (Начинает громко рыдать.) Вот она – любовь твоя-а-а!… Только жени-и-и-лся…, а уже пере-е-е-чить научился!…

ЕФИМЬЯН.  Да что ты, Чарындушка, успокойся, голубушка.… Люблю я тебя…

ЧАРЫНДА.  Нет, не любишь! Не любишь! Вот!.. Я дядюшке Фикерсу-Сникерсу на тебя пожалуюсь! (Зовет.) Дядюшка Фикерс-Сникерс, дядюшка Фикерс-Сникерс! Войди!

Раздался страшный треск и в облаке дыма появился дядюшка ФИКЕРС-СНИКЕРС с огромными ушами и дыбом стоящими волосами. Очень страшный дядюшка. Все очень испугались, а Чарында хохочет.

ЧАРЫНДА.  Ха-ха-ха! Испугались дядюшки моего Фикерса-Сникерса? Поделом вам! Будете знать, как со мной спорить и перечить мне. Ха-ха-ха!…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  А мы вовсе и не испугались.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Нисколечко.

ЧАРЫНДА.  Молчать! Не с вами разговаривают. (Ефимьяну.) Видишь, Ефимьян, моего дядюшку Фикерса-Сникерса? Я сейчас пожалуюсь ему на тебя, как ты молодую жену тиранишь, а он железное войско приведет, и все твое царство-государство по камушкам разнесет, по ветру развеет и следа памяти от него не останется.

ЕФИМЬЯН.  Не надо, Чарындушка, не жалуйся. Детушки мои мне дороги, а царство-государство еще дороже. Все для тебя сделаю, чего пожелаешь!

ЧАРЫНДА.  Прогони их. (Показывает на Дмитрия-царевича и Ольгу-царевну.) Долой с глаз моих!

ЕФИМЬЯН.  Хорошо. Митенька, Олюшка, не гневите свою новую матушку…

ЧАРЫНДА.  Опять матушкой меня называешь!

ЕФИМЬЯН.  То есть, я хотел сказать: не гневите Чарындушку, царицу нашу. Ступайте пока в сад погулять.

Ольга-царевна и Дмитрий-царевич поклонились и пошли.

 ЧАРЫНДА.  Что?! Стойте!… Как это – в сад погулять! Не согласна! (Дмитрию-царевичу.) Ты – на конюшню ступай служить, а ты (Ольге-царевне) красавица, на кухню – помои выносить. Да на глаза мне не попадайтесь! Увижу – велю выпороть!

ЕФИМЬЯН.  Не позволю!!

ЧАРЫНДА.  Цыц! Забыл, что обещал? Вот он дядюшка мой стоит. Только словечко ему молвлю – и конец твоему царству-государству и всем его жителям!

ЕФИМЬЯН.  Да ведь это же дети мои! Царские!

ЧАРЫНДА.  Ну и что! Были царские, а теперь – ничьи. (Ольге-царевне и Дмитрию-царевичу.) Вон ступайте.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Матушка…

ЧАРЫНДА.  Опять? Какая я вам матушка? Не хочу я быть вашей матушкой и не буду! Уморить меня хотите что ли?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Простите, ваше величество. Мы сейчас уйдем.… Только дозвольте с батюшкой попрощаться.

ЧАРЫНДА.  Не дозволю! Терпеть не могу всякие прощания-целования! Вот так!

Ольга-царевна и Дмитрий-царевич молча уходят. Ефимьян  присел на ступеньку трона и заплакал. Придворные тоже глаза утирать стали да носами зашмыгали.

1-Й ПРИДВОРНЫЙ. Ах ты, горе-то какое!..

2-Й ПРИДВОРНЫЙ.  Какая беда-то на нас нашла!

3-Й ПРИДВОРНЫЙ.  Да.… Не ждали, не чаяли…

ЕФИМЬЯН.  Ах, Чарындушка, какое сердце-то у тебя жестокое! Как же ты, бедная, живешь на белом свете с таким каменным сердцем? Ах ты, горюшко мое!

ЧАРЫНДА (растерялась). Ты чего это, Ефимьян? Меня что ли жалеешь?

ЕФИМЬЯН.  Тебя, матушка, тебя, голубушка…Жалко мне тебя, что сердце твое жалости не знает, любви не ведает.

ЧАРЫНДА.  А зачем мне ее знать да ведать? Мне и так хорошо. Ишь, вздумал жалеть меня! Я тебя не просила. И нечего сырость во дворце   разводить! У меня от нее чахотка может начаться. (Кашляет.) Кхе-кхе-кхе.… Перестаньте сейчас же! У меня уже кашель начался. Кхе-кхе-кхе.…Ой, умру сейчас… Дядюшка, Фикерс-Сникерс, скажи им, чего они на нервы мне действуют! Со свету сжить меня хотят!..

ФИКЕРС-СНИКЕРС (подходит к Ефимьяну и берет его за шиворот).  Слушай, старый, какие проблемы?

ЕФИМЬЯН.  Не сметь! Не сметь, со мной так разговаривать! Я здесь царь-государь!

Придворные бросаются на выручку, но от одного движения руки Фикерса-Сникерса отлетают в сторону и падают.

 ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Был государь, да весь вышел. Что прикажешь с ним сделать Чарында? В огне утопить, али в море сжечь?

ЧАРЫНДА.  Отпусти его покудова. Скоро сам помрет.

ФИКЕРС-СНИКЕРС (отпускает Ефимьяна). Как скажешь.

ЧАРЫНДА (Ефимьяну).  Ступай, старый, в чулан! И без моего разрешения оттуда не выходить.

ЕФИМЬЯН.  Что ж, воля твоя. Покомандуй покуда. А я устал. Прощай. (Уходит.)

ЧАРЫНДА (кричит ему вслед). И не вздумай опять меня жалеть, а то голодом уморю!…(Придворным.) И вы тоже убирайтесь! Когда надо будет – позову!

ПРИДВОРНЫЕ.  Как прикажешь, царица-матушка. (Кланяются и уходят.)

ЧАРЫНДА.   Уф!… Устала. Как трудно править в этой стране, дядюшка.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Привыкай, Чарында! Это только начало. (Мечтательно.) Сначала царя Ефимьяна уморим, потом детей его, потом придворных, потом народ, потом….

ЧАРЫНДА (перебивает его). Ладно, дядюшка, потом помечтаешь!.. Я есть хочу! Хочу есть!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Какие проблемы, Чарында?

ЧАРЫНДА.  Никаких. Там в горнице столы накрыты. Пойдем, отметим наше воцарение!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Пойдем!

ПОЮТ: Ефимьяна уморим, уморим, уморим!

Государство разорим, разорим, разорим!… У-у-ух!

Уходят. С другой стороны выходят Дмитрий-царевич и Ольга-царевна.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Братец Митенька, что делать? Ты слышал, что они задумали?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Да, сестренка, слышал.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Они хотят погубить нашего батюшку!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Да. И не только его. Если батюшка умрет – все наше царство-государство погибнет.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Что же делать, братец? Что делать?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Еще не знаю. (Олюшка заплакала.) Не плачь…. Слезами горю не поможешь, Олюшка. Я придумаю что-нибудь.

Вдруг, словно колокольчики серебряные зазвенели. И откуда ни возьмись, СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК появился. Лицо у него румяное да веселое, борода седая и синенькая рубашка в горошек.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Охо-хо… Молодежь, молодежь, о чем слезы льешь? О чем печалишься?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Это сестренка моя слезы льет, а вовсе никогда не плачу. Мне не положено.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Эх, милой, не та слеза, что по щеке бежит, а та, что на сердце лежит. Вижу, вижу, как сердце твое плачет, горькими слезами обливается… Что? Неправду я говорю?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ (вздохнул). Правду, дедушка

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А вы кто такой, дедушка?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А я, девонька, старичок по прозванью Бодрячок. По белу свету гуляю, никогда не унываю, добрым людям помогаю. Кому приветом, а кому советом.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Помоги и нам советом, дедушка Бодрячок.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Отчего же не помочь! Я за тем и явился-объявился. Слыхал я про горе ваше.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ и ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Слыхал?!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А что? Секрет?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ (замялся).  Не секрет, но…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Мы ведь, дедушка, тебе еще ничего не рассказали.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Земля слухом полнится. Знаю я, как спасти вашего батюшку и все наше царство-государство от злых ворогов.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Как?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Скажи, дедушка!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Тогда слушайте меня внимательно. В тридевятом царстве, в тридесятом государстве есть сад, а в том саду растет дерево с молодильными яблоками, а рядом  течет источник с живой водой. Отправляйтесь туда, в сад сей чудесный, и привезите тех яблок  и воды живой для своего батюшки. Тогда он снова станет сильным и молодым и победит всех врагов!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Как хорошо! Братец, пошли скорее. Нам надо спешить – батюшка такой старенький!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Подожди, Олюшка, не спеши. Мы ведь не знаем, куда идти. Дедушка, а где найти это тридевятое царство, тридесятое государство и сад тот? В какую сторону нам идти?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Идите туда, куда глаза глядят. Да про сад тот чудесный все время думайте, не забывайте.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ и ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  И все?!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  И все.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Ой, пошли скорее, Митенька! Спасибо, дедушка за добрый совет! Прощай!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Погоди, красавица! На-ко, я тебе зеркальце подарю. (Подает Ольге-царевне зеркальце.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Зеркальце?… Спасибо, дедушка. Только зачем оно мне в дороге понадобится?

СТАРИЧО-БОДРЯЧОК.  Ничего, возьми! Пригодится… Прощай, добрый молодец!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Прощай, дедушка. Спасибо тебе.

Старичок-Бодрячок ногою топнул, в ладоши хлопнул, обернулся кругом себя и исчез.

 ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Исчез…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Видно не простой этот старичок, братец.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Видно не простой.… Ну, да некогда разговаривать. Пора в путь-дорогу! Куда глаза глядят!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Постой!.. А с батюшкой-то нашим мы так и не попрощались. (Зовет.) Батюшка!.. Батюшка, где ты?

Царь Емельян выходит из чулана, улыбается.

 ЕФИМЬЯН.  Кто это тут зовет меня?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (подбегает к нему и обнимает).  Батюшка, родненький!…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Батюшка, благослови в тридевятое царство, тридесятое государство идти!

ЕФИМЬЯН.  Покидаете меня?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Мы только живой воды и  яблок молодильных там наберем и сразу же назад воротимся!

ЧАРЫНДА (входит неожиданно. Она подслушивала).  Что-что-что?…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Ничего! Бежим, Олюшка! Прощай, батюшка!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Батюшка, прощай!

 Убегают. Чарында бежит за ними с криком: «Стоять! Кому говорю! Стоять!»

 ЕФИМЬЯН (кричит вслед им).  Благословляю вас, детушки!

ЧАРЫНДА (возвращается). Ну, я им покажу! Ишь, что задумали!  (Ефимьяну.)  А ты, старый, чему радуешься? Ты, почему из чулана без спроса вышел?

ЕФИМЬЯН.  Ах, да!.. Прости, Чарындушка. Забылся…

ЧАРЫНДА.  За это будешь оставлен без обеда!

ЕФИМЬЯН.  Ничего.

ЧАРЫНДА.  И без завтрака, и без ужина!..

ЕФИМЬЯН.  Ничего. Я потерплю.

ЧАРЫНДА.  Зато я не потерплю!…Ступай назад в чулан! (Топает ногой.) И немедленно!

ЕФИМЬЯН.  Иду-иду… Ты только не волнуйся так, а то…

ЧАРЫНДА.  Что?

ЕФИМЬЯН (улыбается).  Что-нибудь лопнет от злости. Вот конфузия получится!…

ЧАРЫНДА (запыхтела).  Да ты.… Да как ты смеешь.… Да я…

ЕФИМЬЯН.  Ну-ну, не сердись. Я пошутил….  А будешь злиться – разлюблю! (Треплет Чарынду по щеке и уходит.)

ЧАРЫНДА (опять запыхтела). Да ты….  Да я…. (Присаживается на лавку и обмахивается веером.) Вот нахал!… Вздумал меня любить!.. Нет, я остаюсь непреклонна!  (кричит).  Дядюшка Фикерс-Сникерс! Дядюшка Фикерс-Сникерс! Скорей! Сюда!

ФИКЕРС-СНИКЕРС (появляется).  Какие проблемы, Чарында?

ЧАРЫНДА.  Помоги! Ефимьяновы дети побежали  в тридевятое царство, в тридесятое государство за молодильными яблоками и живой водой!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Ну и что? Пусть бегут. Чем дальше – тем лучше. Проблем меньше.

ЧАРЫНДА.  Ага! Тебе бы только проблем меньше. Да если они живую воду и  яблоки молодильные принесут и Ефимьяну дадут отведать – тогда нам с тобой конец придет!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Почему это?

ЧАРЫНДА.  Потому, бестолковый, что тогда к Царю Ефимьяну сила-молодость вернется, и мы уже не сможем  его победить и царство-государство разорить!

СНИКЕРС-ФИКЕРС.  Да, это проблема!!.. А чего делать-то?

ЧАРЫНДА.  Сделай так, чтобы они заблудились и не попали в это тридевятое царство, тридесятое государство. А лучше, чтобы совсем забыли про него. Навсегда. Понял?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Понял, кажется … (вдруг обрадовался.) А! Так это дело – раз плюнуть! Это я мигом! Уж они у меня заблудятся! На всю жизнь заблудятся!

Заскакал, запрыгал, загоготал, загрохотал Фикерс-Сникерс, пока Чарында его не поймала, да, как следует, по затылку веером своим не треснула.

 ЧАРЫНДА.  Хватит скакать! О деле говори!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Я их во владения великого Объедайло-Опивайловича заманю!  (делает страшную рожу.) Там они и сгинут навеки! У-у-у….

ЧАРЫНДА.  Хорошо бы. А как ты их заманишь?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Да как обычно. Обернусь Бабкой Синей Шапкой,   да и обману. А ну, дай мне мое обмундирование!

ЧАРЫНДА (дает ему старушечью юбку, платок и большую синюю шапку) Это?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Это-это!

Фикерс-Сникерс переодевается. Чарында ему помогает.

 ФИКЕРС-СНИКЕРС (поет).

Дуну, плюну! Дуну, плюну!

В синю шапку наряжусь.

В синю шапку наряжусь

И три раза повернусь.

Я три раза повернусь

Старушонкой обернусь.

Старушонкой обернусь!… Э-э-эх!

Давно я в старушку не превращался. А ну-ка, Чарында, посмотри: похож я на Бабку Синюю Шапку? (Горбится и говорит старушечьим   голосом.) Ой-ей-ей-ей-ей!… Стара я стала, совсем устала.… Ой-ей-ей! Ноги не держат…. Все… Алес!..  Гут найт! (Падает и лежит неподвижно.)

ЧАРЫНДА.  Впечатляет. Только я думаю, дядюшка, пока ты тут отдыхаешь, Ефимьяновы дети до тридевятого царства тридесятого государства добегут.

ФИКЕРС-СНИКЕРС (мгновенно вскакивает на ноги).  Нет! Не бывать этому, Чарында! Я исчезаю.

 Подпрыгнула старушечка, присвистнула, юбки свои подхватила и вдогонку за Дмитрием-царевичем да Ольгой-царевной помчалась.

 Музыка. Скоморохи закрывают занавес балаганчика.

 КАРТИНА  3.

 Входят запыхавшиеся и усталые Ольга-царевна и Дмитрий-царевич.

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Братец, я устала. Давай остановимся на минуточку.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Давай. Только не надолго! Спешить надо.

Только присели – вдруг, слышат: стонет кто-то, охает да на помощь зовет: «Ой, помогите, люди добрые! Ой, погибаю!»

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Слышишь, братец кто-то в беду попал?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Слышу.… Пойду, посмотрю – может, помогу чем.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  И я с тобой!

Уходят и возвращаются, ведя под руки Фикерса-Сникерса, переодетого Бабкой Синей Шапкой.  

 ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Ой, ой-е-ей! Ох, бедная я Бабка Синяя Шапка, несчастная я Бабка Синяя Шапка!…Ой, погибаю! Ой, сейчас помру! Ой, ноги не держат!.. Падаю, падаю, падаю.… Ой, умираю!…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Что с тобой, бабушка Синяя Шапка? Что у тебя болит?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Ничего не болит. Только не зови меня бабушкой. Я – бабка Синяя Шапка.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А почему  бабка?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Для рифмы, чтоб складно было. Бабка – шапка, тапка, тряпка.… Ой, конец пришел!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Отчего ты умирать собралась, бабушка, если ничего у тебя не болит?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  А от голоду, милок, от голоду. Лет пятьдесят уже ничего не ела, ни крошечки!…Дай мне чего-нибудь поесть, милок.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ. А у нас ничего нет, бабушка.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Мы так спешили, что ничего с собой взять в дорогу не успели.

ФИКЕРС-СНИКЕРС (в сторону). Это хорошо. (Дмитрию-царевичу.) А есть-то, небось, хотите. Ведь хотите?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Да так…немного.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А я так очень хочу. Хоть бы корочку какую пожевать — и то хорошо.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Зачем корочку? Здесь рядом страна находится, где реки молочные текут в кисельных берегах, на деревьях сосиски да сардельки растут, а дома сделаны из сладкого печенья да сахара. Сами можете убедиться. Туточки она, неподалеку.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Некогда нам, бабушка. Спешим мы.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  А!… Ну, спешите, спешите, а я помирать буду от голода. Ох!…Ох!…Полежу тут, подожду… Может кто и пожалеет меня… Идите, идите! Я тут как-нибудь…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Братец, давай быстренько отведем  Бабушку Синюю Шапку в эту страну, где реки молочные в кисельных берегах. Не можем же мы бросить ее здесь помирать.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Не можете. Не можете, девушка. Ох, тяжко мне!..

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Ладно, бабушка, пошли, показывай дорогу в страну с молочными реками и кисельными берегами! Ничего не поделаешь.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Верно, милок, ничего не поделаешь. Надо бабку выручать.

Дмитрий-царевич и Ольга-царевна поднимают Фикерса-Сникерса, берут под руки и ведут.

ФИКЕРС-СНИКЕРС (в сторону).  Ловко я их обманул! Ха-ха!…( Опять становится Бабкой Синей Шапкой.)  Ох-ох! Хорошие детки, добрые… Пожалели бабку, не бросили… А туточки она, страна-то эта, неподалеку.

Уходят. Выходит скоморох, смотрит им вслед и продолжает рассказывать сказку.

СКОМОРОХ.  И привела Бабка Синяя Шапка Дмитрия-царевича и Ольгу-царевну в страну диковинную – в царство великого Объедайло-Опивайловича. В царстве том текут реки молочные в кисельных берегах, на деревьях сосиски да сардельки растут, а дома из сладкого печенья да сахара. Люди в том царстве не сеют, не пашут, а с утра до вечера только пьют да едят, едят да пьют.

 Скоморохи открывают занавес своего балаганчика. А там…

 КАРТИНА  4.

Царство Объедайло-Опивайловича. Входят Дмитрий-царевич и Ольга-царевна, держа под руки охающего Фикерса-Сникерса переодетого Бабкой Синей Шапкой.    

 ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Ох.… Ох.… Вот и ладно, вот и хорошо.… Еще шажочек – и пришли!…

Неожиданно становится темно и из клубов дыма вместо Бабки Синей Шапки выходит Фикерс-Сникерс.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Ага! Попались!! Теперь вы никуда отсюда не убежите! Ха-ха-ха! ( Исчезает.)

 Хотели Ольга-царевна и Дмитрий-царевич вслед за ним побежать, но вдруг навстречу им выходят ПУЗАНЫ с большими круглыми животами и большими  ложками в руках. Бьют ложками в животы, как в барабаны, маршируют и поют.

 ПУЗАНЫ.

Пум-пум! Пых-пых! Пуки-пуки! Тыры-рых!

Пум-пум! Пых-пых! Пуки-пуки! Тыры-рых!

Пили-ели, пили-ели, – животы аж заболели.

Мы немного отдохнем,

А потом опять начнем!

Ура-а-а!…

 

Кусать, жевать, глотать, кусать,

Опять жевать, опять глотать,

Кусать, жевать, глотать опять,

Кусать опять, жевать, глотать…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Ой, какие смешные!

ПУЗАН.  Стой! Кто такие? Зачем пришли?

ПУЗАНЧИК.  Пришли зачем, такие, кто?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Мы не за чем не пришли. Мимо идем.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Мы бы хотели только молочка попить немного, но если нельзя…

ПУЗАН.  Так-так-так!…

ПУЗАНЧИК.  Так-так-так-так-так!….

ПУЗАН.  Значит, чужеземцы.

ПУЗАНЧИК.  Чужеземцы, значит.

ПУЗАН.  Бездельники!

ПУЗАНЧИК.  Бездельники, бездельники!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Почему это бездельники?

ПУЗАН.  А где у вас животы?

ПУЗАНЧИК.  Животы у вас где, а?

Ольга-царевна и Дмитрий-царевич смотрят на свои животы.

 ПУЗАН и ПУЗАНЧИК (вместе).  Нет у вас животов!

ПУЗАН.  Если бы вы трудились от зари до зари, как мы с Пузанчиком, — пили-ели…

ПУЗАНЧИК.  …Ели-пили…

ПУЗАН.  … То у вас бы животы были.

ПУЗАНЧИК.  Да. Такие же кругленькие, как  наши.

ПУЗАН.  А у вас таких животов нет.

ПУЗАНЧИК.  Нет животов!

ПУЗАН.  Значит, вы бездельники!

ПУЗАНЧИК.  Бездельники, значит!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Сами вы бездельники!

ПУЗАН.  Пузанчик, стукни ему ложкой по голове, чтобы не обзывался!

ПУЗАНЧИК.  Правильно! Не обзывался чтоб… (Пытается достать до головы Дмитрия-царевича ложкой, но ему мешает живот.) А ну, присядь, а то не достану!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Еще чего!

ПУЗАН (размахивая ложкой).  Побить тебя хотим! Понял?

ПУЗАНЧИК.  Хотим побить!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Дяденьки, не надо его бить. Он же вам ничего плохого не сделал!

ПУЗАН.  А мы и тебя побьем!

ПУЗАНЧИК.  Побьем! Ура-а-а!…

Гоняются за Ольгой-царевной и Дмитрием-царевичем с ложками. На шум появляется сам Объедайло-Опивайлович, тоже с громадным животом и большой ложкой в руках.

 ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Кто смеет шуметь под моими окнами, когда я обедаю?

ПУЗАН.  Не прогневайтесь, ваше Обжорство, Объедайло-Опивайлович!

ПУЗАНЧИК.  Ваше Обжорство, не прогневайтесь!

ПУЗАН.  Мы хотели чужестранцев ложками побить, а они не даются.

ПУЗАНЧИК.  Не даются они!

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ (разглядывая Ольгу-царевну и Дмитрия-царевича). Ишь, ты!… А за что вы их побить хотели?

ПУЗАН.  Он нас бездельниками назвал!

ПУЗАНЧИК.  Бездельниками!

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Вы и есть бездельники. Все добрые люди давно уже за столы сели, первое и второе съели, а вы по улице бегаете, да шум поднимаете. (Дмитрию-царевичу и Ольге-царевне.) Добро пожаловать, гости дорогие, за столы дубовые, за скатерти самобраные!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Спасибо, хозяин разлюбезный, но некогда нам у тебя гостить.

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Что значит «некогда»? Куда это можно так спешить, чтобы от обеда отказываться?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  В тридевятое царство, тридесятое государство, за молодильными яблоками и живой водой для нашего батюшки.

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Куда-куда?!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  В тридевятое царство…

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Ха-ха-ха!… Ой, лопну от смеха!…

ПУЗАН и ПУЗАНЧИК  (тоже хохочут).  Ха-ха-ха!… Ха-ха-ха!…Лопнем!.. Лопнем!..

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Кто же это над вами так подшутил?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Как подшутил?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Нам Старичок-Бодрячок сказал, что есть сад…

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Обманул вас ваш Старичок-Бодрячок. Нет такого тридевятого царства тридесятого государства, и сада нет, и яблок молодильных, и воды живой нет. Ничего нет!

ПУЗАНЧИК.  Нет ничего!

ПУЗАН.  Сказки все это!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А вы откуда знаете, что нет?

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Знаю.

ПУЗАН и ПУЗАНЧИК. Его Обжорство все знает!

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ. Да. Я – знаю! И запомните хорошенько то, что я вам сейчас скажу.

ПУЗАНЫ.  Хорошенько запомните!

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Человек создан для того, чтобы есть и пить, пить и есть. Верно, я говорю?

ПУЗАН и ПУЗАНЧИК.  Совершенно верно, ваше обжорство!

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ. Вырастут у вас такие животы, как у меня, и забудете вы тогда про все эти царства да сады.… Потом мне спасибо скажете!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  А мы не хотим забывать!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Нам нельзя забывать, дяденька!

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ. Хватит спорить со мной!… Вот уже целых восемь с половиной минут, как я не ел. Так, и форму потерять  недолго!..  ( Поглаживает себя по животу.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Форму потерять! Какую форму?

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Объясняю для непосвященных: потерять форму – значит похудеть. Ясно? Вот вы в данный момент совсем «не в форме». Вам предстоит очень много поработать над собой, чтобы приобрести надлежащий вид и стать достойными членами нашего общества. Итак!..  (Несколько раз звонко ударяет себя ложкой по животу.) Приказываю! Немедленно приступить к обеду! И всем жевать без остановки! Жевать, жевать, жевать!.. Кто не послушается — того велю в киселе утопить!

ПУЗАН и ПУЗАНЧИК.  Слушаемся, ваше Обжорство! (Начинают бить ложками в животы и маршировать.) «Кусать, жевать, глотать, кусать…»

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ (с угрозой).  Ну, а вы что? Гостями будете или как?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ (с вызовом).  Или как!

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Утоплю в киселе! В суп брошу!

 Пузаны с ложками наперевес окружают их.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Не перечь ему, Митенька! Давай, зайдем к нему на полчасика, пообедаем. Мы ведь все равно голодные.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ (нехотя).  Ладно, зайдем. Пообедаем.

ОБЪЕДАЙЛО-ОПИВАЙЛОВИЧ.  Вот это другой разговор! Выдать им необходимый инвентарь!

Пузаны повязывают Ольге-царевне и Дмитрию-царевичу салфетки на шею, выдают им по большой ложке и с песней «Кусать, жевать, глотать, кусать…» уводят во дворец Объедайло-Опивайловича.

СКОМОРОХ.  Пошли Дмитрий-царевич да Ольга-царевна на обед к Объедайло-Опивайловичу. Стал он их поить-кормить да потчевать, так что туго им приходилось от его гостеприимства. Но на их счастье ночь наступила. Объедайло-Опивайлович, кушавши да пивши, притомился, и спать прямо под стол завалился.

Объевшиеся Ольга-царевна и Дмитрий-царевич выходят из покоев Объедайло-Опивайловича. Оба еле идут. Зевают. Отдуваются.

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Как спать хочется… (Зевает.)

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Я тоже еле на ногах стою.…Объелся.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Какую вкусную кашу за столом подавали!..

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Мне так больше овсяный кисель понравился…(Зевает.) Я его полведра съел.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Каша такая сладкая, масляная!…Завтра я три тарелки попрошу.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  А я – киселя три кастрюльки! (Зевает.)  Кажется,  мы куда-то идти собирались.… Не помнишь, куда?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА. Не помню.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  И я не помню… (Засыпает.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА ( устраивается поудобнее). Ни куда нам не надо идти. Зачем? Утро настанет – будем кашу есть!…Что это у меня в кармане,  жесткое что-то?… (Шарит в кармане, достает зеркало, которое дал ей Старичок-Бодрячок.) Зеркало какое-то…(Смотрится в зеркальце.)

 Вдруг зазвенели невидимые колокольчики, засверкало, заиграло разноцветными огоньками зеркальце, и послышался голос Старичка-Бодрячка: «В тридевятом царстве, тридесятом государстве есть сад. В саду том растет дерево с молодильными яблоками, а рядом — источник с живой водой. Наберите той воды и тех яблок для вашего батюшки. Спешите.… Спешите…»

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (закричала). Ой! Митя! Братец! Просыпайся!.. Смотри скорее!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ. Ну что ты раскричалась! Дай поспать… (поворачивается на другой бок.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Не спи, Митя, не спи! Послушай, что зеркальце говорит!

Ольга-царевна смотрится в зеркальце и оно снова начинает говорить голосом Старичка-Бодрячка: «В тридевятом царстве, тридесятом государстве….» Дмитрий-царевич вскочил на ноги, словно и не спал.

 ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Как же так?.. Мы забыли про нашего батюшку, про наше царство государство!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Забыли, а теперь вспомнили. Бежим скорее отсюда, пока у нас животы не выросли!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ. Бежим!

Убегают. Объедайло-Опивайлович с Пузанами с криками «стоять!» и «в киселе утоплю!» бегут за ними следом. Скоморохи закрывают занавес балаганчика. Затемнение.

 КАРТИНА 5.

 Вбегает сердитая Чарында, за ней плетется Фикерс-Сникерс.

 ЧАРЫНДА.  Что делать, дядюшка Фикерс-Сникерс? Ефимьяновы дети убежали из страны Объедайло-Опивайловича! Ты говорил: сгинут они там! А они убежали. Убежали… (Хнычет.)

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Ну, не расстраивайся, Чарында.… Ну, не получилось. Я то в этом не виноват. Я их честно обманул, заманил их в страну Объедайло-Опивайловича, а как они оттуда выбрались,  я не знаю.

ЧАРЫНДА.  Не виноват!… Вот они яблок молодильных и живой воды принесут Ефимьяну – тогда узнаешь, кто тут виноват. Уж тогда нам с тобой несдобровать!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Ну, а чего теперь делать-то?

ЧАРЫНДА.  Придется мне самой за дело приниматься.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Правильно. Твоя очередь. Посмотрим, как у тебя получится.

ЧАРЫНДА.  Да уж у меня есть кое-что в запасе получше, чем царство Объедайло-Опивайловича. Молодежь этим не соблазнишь. Вот из царства Плениры я думаю, они уж точно не выберутся.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  А кто это – Пленира?

ЧАРЫНДА.  Пленира – царица страны мечтателей. Кто туда попадает, навсегда забывает о всяком деле, потому что вместо дел у обитателей этой страны – мечтания. Так их и называют – мечтатели.

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  А что, мечтать – это разве плохо? Я даже песню слышал: «Мечтать, надо мечтать!…»

ЧАРЫНДА.  Хватит болтать, дядюшка Фикерс-Сникерс? Пора за дело приниматься. Дай мне мой любимый парик, в котором меня никто не узнает.

Фикерс-Сникерс уходит и возвращается с кудрявым париком, на который прикреплена затейливая шляпка. Чарында тем временем снимает свой высокий парик.

 ЧАРЫНДА (берет у Фикерса-Сникерса парик).  А теперь отвернись. Я тебе фокус покажу.

ФИКЕРС-СНИКЕРС (отворачивается). Ну, отвернулся.

ЧАРЫНДА (надевает парик, принесенный Фикерсом-Сникерсом, и говорит не своим голосом).  А теперь, юноша, глядите и трепещите!

ФИКЕРС-СНИКЕРС (поворачивается и не узнает ее).  Ой, кто это?

ЧАРЫНДА. Я – Душка-молодушка, веселушка, попрыгушка! (Подпрыгивает.)  Ах-ах-ах!…

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Да?!… А Чарында где?

ЧАРЫНДА (говорит своим голосом).  Да я и есть Чарында, дядюшка. Не узнаешь меня?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Не-а.

ЧАРЫНДА.  Ну и хорошо. Ты там за Ефимьяном присматривай, ни есть, ни пить ему не давай, а я детьми его  займусь. В царство Плениры их заманю. Ну, пока! (Снова становится Душкой-молодушкой, веселушкой, попрыгушкой и уходит, весело подпрыгивая.) Ах-ах-ах!

ФИКЕРС-СНИКЕРС  (тоже начинает подпрыгивать и махать платком вслед уходящей Чарынде).   Гуд бай! Гуд бай! Ауфвидерзеен! Гуд бай!… (Подпрыгивая, уходит.)

 Из-за балаганчика появляются запыхавшиеся Дмитрий-царевич и Ольга-царевна.

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Ох, едва убежали от этих пузанов.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Они быстро бегают, но и быстро устают. С такими животами, как у них, долго не побегаешь.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Спасибо Старичку-бодрячку за его зеркальце! Спасло оно нас.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Смотри, кто это там?

Входит подпрыгивающая Чарында, изображающая Душку-молодушку, веселушку, попрыгушку, с букетом цветов. Она делает вид, что собирает цветы, поет песенку.

 ЧАРЫНДА (поет и танцует). 

Ах-ах-ах! Ля-ля-ля!

Я мила, весела.

Целый день я пою и играю,

Хохочу и шучу, а когда захочу –

Я цветы на полях собираю.

Ах-ах-ах! Ля-ля-ля!

Вы, цветочки мои,

Луговые, садовые, разные.

Незабудки, ромашки, жарки, васильки.

Голубые, зеленые, красные.

Всех я вас соберу

И букет подарю

Я тому, кого очень люблю!

Ля-ля-ля!!

Ах! Кто это здесь? Какие славные молодые люди! Это вам от меня! (Дает Ольге-царевне букет.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Спасибо!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  А вы кто будете, тетенька?

ЧАРЫНДА.  Я, юноша, не тетенька, а Душка-молодушка, веселушка, попрыгушка. (Подпрыгивает.) Ах-ах-ах! А вы, куда путь держите, молодые люди?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  В тридевятое царство, в тридесятое государство.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  За живой водой и молодильными яблоками для нашего батюшки.

ЧАРЫНДА.  Надо же! А я как раз оттуда! (Подпрыгивает.) Ах-ах-ах!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Неужели?

ЧАРЫНДА.  Ну, да! Я и цветочки  там собирала. Вот эти самые, что у вас в руках!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Так что, выходит, что мы уже почти пришли?

ЧАРЫНДА.  Конечно! Вот оно тридевятое царство, тридесятое государство, —  рукой подать. Хотите, я вам дорогу покажу?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА и ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Хотим!

ЧАРЫНДА.   Идемте за мной. (Подпрыгивает.) Ах-ах-ах!

Уходят. Появляется Скоморох.

 СКОМОРОХ.  Поверили Ольга-царевна да Дмитрий-царевич хитрой Чарынде, и пошли за ней, а она привела их в страну мечтателей. Жители этой страны с утра до вечера только и делали, что мечтали. Под страхом казни, им было запрещено  заниматься какой бы то ни было работой. Разрешалось только сочинять мечтательные стихи, петь мечтательные песни и делиться друг с другом своими мечтами. А правила этой страной мечтательная и очаровательная царица Пленира. Тот, кто попадал под ее чары, забывал обо всем на свете и  навсегда становился ее рабом.

Музыка.

Скоморохи открывают занавес своего балаганчика.

 КАРТИНА 6.

Царство Плениры. Загадочно и туманно. Звучит чарующая музыка.

Входят Чарында, Дмитрий-царевич и Ольга-царевна.

ЧАРЫНДА.  Вот оно ваше тридевятое царство, тридесятое государство! (Подпрыгивает.) Ах-ах-ах! Как здесь чудесно, правда?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Правда!… Красиво.… Какая трава – голубая!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  А небо – розовое… Здорово!

ЧАРЫНДА.  Волшебная страна! Ах-ах-ах!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А вы не знаете, где здесь находится сад, в котором растет дерево с молодильными яблоками?

ЧАРЫНДА.  Да здесь оно, неподалеку. Там. (Показывает направо.) Или – там. (Показывает налево.) Вы поищите! А я пойду, молодые люди. Спешу. (Подпрыгивает.) Ах-ах-ах! Дела. (Убегает.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (озираясь по сторонам). Куда же нам идти?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Старичок-бодрячок говорил: идите туда, куда глаза глядят. Я думаю – туда. (Показывает направо.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Нет, братец, мне кажется, надо идти в ту сторону. (Показывает налево.) Пошли! (Тянет его за руку.)

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ. Не командуй! Я старше тебя на целый год и я – мужчина. Я буду решать, куда нам идти.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА. Ну и решай, а я пойду в эту сторону! (Уходит налево.)

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Постой, Олюшка!… Вот упрямица, даже не оглянется.… Еще чего доброго, заблудится или в беду попадет. (Кричит.) Олюшка!… Подожди, я с тобой!

Вдруг снова зазвучала чарующая музыка. И навстречу Дмитрию-царевичу  выходят два МЕЧТАТЕЛЯ и сама царица ПЛЕНИРА. Увидел он ее и тут же забыл обо всем на свете. Танцует царица Пленира свой мечтательный танец, а Дмитрий-царевич глаз от нее отвести не может.

ПЛЕНИРА.  Здравствуй, прекрасный чужеземец!… Кто ты? Зачем пожаловал в мои владения?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Кто я? Я… я… забыл.… Впрочем, это неважно. Я мимо шел и вот – зашел…

ПЛЕНИРА (смеется).  Это хорошо! Я рада тебя видеть.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Да?.. Я тоже…рад.  Очень!

ПЛЕНИРА.   Подойди поближе, юноша.

Дмитрий-царевич послушно подходит, не сводя с нее глаз. А Пленира кружится вокруг него, околдовывая и очаровывая… Закружилась голова у Дмитрия-царевича и забыл он обо всем на свете

ПЛЕНИРА.  Я царица Пленира – хозяйка этой страны – приглашаю тебя, чужеземец, в мой дворец. Отдохнуть с дороги. Или ты, может быть, куда-нибудь спешишь?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ (почтительно кланяется). Нет-нет, ваше величество, я никуда не спешу!

ПЛЕНИРА.  Тогда следуй за мной.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Я готов следовать за вами хоть на край света!

ПЛЕНИРА.  Пойдем. Я научу тебя мечтать.

Пленира уходит, танцуя, и уводит за собой Дмитрия-царевича.

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ (вдруг). О-о-о!.. Вот оно! Вот оно – предчувствие надвигающегося счастья! (Вдыхает воздух.) Чуешь, мой друг, как оно разливается в окружающей атмосфэре!…

ВТОРОЙ МЕЧТАТЕЛЬ (нюхает). Да… Оно наполняет меня музыкой! (Неожиданно громко.) Та-та-та! Та-та-ту, та-та-та, ти-та-та! (Понижает голос.) Ла-ли-ла-ли, ли-ли, лялиля…

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ (подхватывает). Чу-чу-чу!

ВТОРОЙ МЕЧТАТЕЛЬ. Ме-ме-ме!

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Бу-бу-бу, бубуля…

ВТОРОЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  О, ке-ке! Бре-ке-ке, фу-фу-ля!

Входит Ольга-царевна.

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Здравствуйте, дяденьки!

МЕЧТАТЕЛИ (вместе). Здравствуйте, тетенька!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Дяденьки, вы не знаете…

МЕЧТАТЕЛИ (вместе).  Не знаем!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Но я же еще не спросила.

МЕЧТАТЕЛИ (вместе).  Все равно не знаем!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Но может быть, вы мне все-таки скажете…

МЕЧТАТЕЛИ (вместе).  Не скажем!

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Не мешай нам!

ВТОРОЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Разве ты не видишь, что мы заняты важным делом?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Да? А каким делом?

МЕЧТАТЕЛИ (вместе).  Мы мечтаем!

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  И пусть мы не увидим будущего счастья, друг мой!

ВТОРОЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Да. Пусть не увидим.

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Но наши дети, внуки, правнуки непременно увидят, и вспомнят нас добрым словом и скажут: «они не напрасно жили, они мечтали»!

ВТОРОЙ МЕЧТАТЕЛЬ. Мечтали и верили в будущее. И надеялись. Надеялись… (Декламирует.) На-на-на! На-на-на… Ни-ни-ни? Не-на-на? (Плачет.)

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Ничего, ничего, мой друг! Это только кажется, что надежды обманывают. Просто надо надеяться сильнее. И мечтать надо правильно. Вот ты, как мечтаешь, покажи?

Второй мечтатель показывает.

 ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Неправильно. Мечтать надо вот так! (Показывает.) Тогда все мечты будут сбываться. А надеяться надо вот так! (Показывает.) Повтори!

Второй мечтатель послушно повторяет.

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Ха-ха-ха! Какие вы смешные! Чтобы мечты сбывались, для этого нужно делать что-нибудь, а не только мечтать.

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Мой друг! Ты слышал, что она сказала?

ВТОРОЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Она сказала: нужно что-нибудь  делать.

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Т-с-с!… Умоляю, не повторяйте! Какое страшное слово слетело с ее уст! (Хватает Ольгу-царевну и передает ее Второму мечтателю.) Держи ее крепче, а я поспешу сообщить об этом царице Пленире. Надо немедленно принимать меры! (Убегает.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (пытается вырваться).  Отпустите меня сейчас же, слышите! Отпустите!… Братец!… Помоги!… Где ты?…

Входят царица Пленира и Первый мечтатель.

 ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Вот она, ваше величество! У, бунтовщица!.. Вела антигосударственную пропаганду! (Помогает Второму мечтателю держать Ольгу-царевну).

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Какую пропаганду? Я только сказала, что для того, чтобы мечты сбывались, нужно что-нибудь делать, а не просто мечтать.

МЕЧТАТЕЛИ (вместе застонали).  О-о-о!…

ПЕРВЫЙ МЕЧТАТЕЛЬ.  Видите, ваше величество.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А что я такого сказала?

ПЛЕНИРА.  В моем государстве запрещено что-нибудь делать. Здесь можно только мечтать.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Простите, ваше величество. Я не знала.

ПЛЕНИРА.  Что ж, на первый раз прощаю, но…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Спасибо, ваше величество! (Мечтателям.) Да отпустите же меня, наконец!

ПЛЕНИРА.  Отпустите ее.

Мечтатели нехотя отпускают Ольгу-царевну.

 ПЛЕНИРА.  Но с одним условием!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  С каким условием?

ПЛЕНИРА.  Ты должна навсегда остаться здесь, в моей стране. Я сделаю тебя своим доверенным лицом. Ты будешь записывать мои мечты. Ты умеешь писать?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Да, я умею писать, но остаться здесь и служить вам я не могу. Простите…

ПЛЕНИРА.  Да… Каждый сам кузнец своего несчастья!.. Ничего не поделаешь; придется тебя арестовать.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Но я непременно должна вернуться домой к батюшке! А до этого мне еще нужно найти молодильные яблоки и живую воду! Я не могу остаться здесь!

ПЛЕНИРА.  Взять ее!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Не трогайте меня! Вы не имеете права!

Мечтатели гоняются за Ольгой-царевной, она от них убегает, но, в конце концов, они ее ловят.

 ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (кричит).  Братец!.. Митенька!.. Помоги!…

ПЛЕНИРА.  Напрасно кричишь, девушка. Твой брат теперь служит у меня. Я возвела его в ранг Главного мечтателя. Он больше не помнит о тебе.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Неправда! Этого не может быть!

ПЛЕНИРА (смеется).  Не веришь? Смотри сама. (Зовет.) Господин Главный мечтатель! Идите сюда! Ко мне!

Появляется Дмитрий-царевич. Он словно ступает по облакам. Все движения его плавные и неестественно торжественные.

 ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Ты звала меня, о, моя царица?

ПЛЕНИРА.  Да звала.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Я у твоих ног. Приказывай, о, моя царица!

ПЛЕНИРА.  Ответь мне, ты знаешь эту девушку?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ (смотрит на Ольгу-царевну и не узнает ее).  Девушка очень мила, но я вижу ее в первый раз.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Митенька, братец, ты что?! Что с тобой? Ты не узнаешь меня? Это же я – твоя сестра! Посмотри получше!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Прости, красавица, но я не знаю тебя, и знать не хочу. Я служу моей царице, мечтательнейшей Пленире. (Читает.) О, царица моя! О Пленира моя! Я мечтаю умереть за тебя… (Становится перед ней на колени.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Что вы сделали с моим братом? Он сам на себя не похож.

ПЛЕНИРА.  Я научила его мечтать. И он теперь счастлив вполне. Он забыл обо всем на свете. Хочешь, я тебя тоже научу мечтать, и ты тоже будешь счастлива?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Нет. Не хочу. Такого обманного счастья я не хочу. Я не хочу ничего забывать! Не хочу… Нас батюшка ждет. Он старенький, он умрет без нас.

ПЛЕНИРА.  Тогда придется принять меры. Кто не хочет мечтать – тот должен умереть. Ничего не поделаешь. Таковы порядки в моей стране. (Мечтателям.) Сейчас же посадите ее в подвал с крысами, и пусть они ее съедят!…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (отталкивает подошедших мечтателей). Не трогайте меня! Сначала я попрощаюсь с моим братом. (Подходит к Дмитрию-царевичу, встает перед ним на колени.) Митенька, милый мой братец! Ты забыл меня – пусть.… Но ведь ты помнишь нашего батюшку?

ДМИРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Какого батюшку?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Мы должны спасти его и наше царство-государство от злой Чарынды! Нам нужно спешить, ты слышишь!

ДМИРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Чего хочет эта девушка? Уберите ее от меня. Она мешает мне мечтать.

Мечтатели снова пытаются увести Ольгу-царевну. Она снова отталкивает их.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Подождите! Пустите меня! (Вспомнив.) Зеркало!… Может оно мне поможет… (Достает зеркальце.) Митенька! Смотри сюда!… (Держит перед ним зеркальце.) Смотри!

Зеркальце молчит, не загорается, и не звенят колокольчики. Пленира и мечтатели смеются.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Почему ты молчишь, зеркальце? Ну, скажи: «за тридевять земель, в тридевятом царстве, в тридесятом государстве»… Ну, говори же, зеркальце, не молчи!… Помоги мне!… (Плачет.)

ПЛЕНИРА.  Смешная девчонка.… В моем царстве такие штучки не срабатывают. Напрасно ты стараешься. Взять ее!

Мечтатели ведут Ольгу-царевну. Она не сопротивляется. Но вдруг, словно колокольчики зазвенели, и откуда ни возьмись,  появляется Старичок — Бодрячок.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Ой… Дедушка Бодрячок!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК. Эх, народ… Что же это вы девушку обижаете? А ну-ка отпустите ее!

ПЛЕНИРА.  Дед, не вмешивайся в мои дела!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Угомонись, Пленира. Мечтай себе, сколько влезет со своими мечтателями, а эту девушку и этого паренька не трогай! Они не для тебя.

ПЛЕНИРА.  Ну вот, явился, раскомандовался…

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А ты слушай, что тебе дед говорит. Бери своих мечтателей и быстро во дворец! Хватит тут чары свои распускать. Смотри, паренька-то совсем околдовала! Не стыдно тебе?…

ПЛЕНИРА.  А тебе какое дело? Я уже большая. И царица к тому же! Чего хочу, то и творю!

СТАРИЧОК — БОДРЯЧОК.  Ладно спорить-то! Иди домой царица, пока я не рассердился. Живо!

ПЛЕНИРА.  Ну, повежливее-то можно, дед? Прямо при подданных со мной так разговариваешь…

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Ой, Пленира, смотри у меня, я не посмотрю, что ты царица и внучка моя – возьму ремень и …

ПЛЕНИРА.  Ладно, ладно. Ухожу. Подданные! Ступайте за мной! Нас ждут мечты! (Уходит вместе с мечтателями.)

 Скоморохи закрывают за ними занавес балаганчика.

КАРТИНА  7.

Старичок-Бодрячок подходит к Дмитрию-царевичу, который все это время не обращал ни на что внимания и предавался мечтам. Старичок-Бодрячок проводит рукой по его лицу, волосам.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Очнись, паренек, очнись!… Ишь как внучка моя тебя околдовала.… Ну что, очухался?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Здравствуй, дедуля.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (обнимает Дмитрия-царевича).  Братик!… Митенька!…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Олюшка, сестренка, ты почему плачешь?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Я думала, ты забыл меня…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Как я могу забыть тебя. Ведь ты для меня дороже всех на свете. Ты и батюшка. Кстати! Ведь мы идем в тридевятое царство, тридесятое государство за молодильными яблоками и живой водой для батюшки и нам нужно спешить. Так? (Ольга-царевна кивает головой.) Поспешим?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Поспешим!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Не спеши, молодежь, мимо счастья пройдешь!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Как это?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А вот так. (Кланяется.) Низкий поклон вам, молодые люди и приветствие от старого Бодрячка удалого старичка! А я уж заждался вас. Думал, не придете. Ну, проходите, гости дорогие, не стесняйтесь!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Спасибо за приглашение, дедушка, но нам некогда гостить у тебя. Мы ведь и так уж сильно замешкались…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА. Мы торопимся, дедушка.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Куда?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Куда глаза глядят. В тридевятое царство тридесятое государство…

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  За молодильными яблоками и живой водой. Ведь ты, дедушка, сам нас туда послал! Помнишь?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК  Что-то припоминаю.… Только никуда больше идти не надо. Вы уже пришли.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ и ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Пришли?!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Ну и где же оно, это царство?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А везде. Везде, куда глаза глядят. И здесь, и здесь, и там. (Показывает во все стороны.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А где же дерево с молодильными яблоками?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Да вот же оно, перед вами! (Ольга-царевна и Дмитрий-царевич смотрят и ничего не видят.) Не видите?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ И ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Не видим, дедушка.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Не огорчайтесь. Придет время – увидите. А пока я сам для вас яблочко сорву.

Срывает с невидимого дерева красивое золотое яблочко и отдает Дмитрию-царевичу и Ольге-царевне.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Ой, какое красивое!…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Спасибо, дедушка!

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А теперь скорее домой возвращайтесь. Как бы поздно не было.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  А как же вода?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Какая такая вода?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Живая вода.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А-а!… Живая вода! Так она здесь (показывает на сердце) при вас. В сердце вашем.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ и ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (тоже кладут руку себе на сердце).  Здесь?! В сердце?

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  А вы не знаете?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ и ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Не знаем.

СТАРИЧОК-БОДРЯЧОК.  Не знаете.… Ну, так скоро узнаете. Домой поспешайте. Прощайте! (Исчезает.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Бежим домой?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Бежим!

Убегают. Выходит скоморох.

СКОМОРОХ.  Побежали Ольга-царевна и Дмитрий-царевич сколько было сил назад, домой, в свое царство, русское государство. А там…

Музыка. Скоморохи открывают занавес своего балаганчика.

 КАРТИНА 8.

Дворец царя Ефимьяна. Фикерс-Сникерс ходит взад вперед. Чарында сидит на троне нога на ногу, парик набекрень.

ЧАРЫНДА.  Опять сорвалось, дядюшка!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Да, не помогла нам твоя Пленира…

ЧАРЫНДА.  Твой Объедайло-Опивайлович тоже не помог. Так что не воображай!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  А ты царя Ефимьяна уморить взялась, а он все еще жив!

ЧАРЫНДА.  А что я могу поделать? Я ему есть не даю, пить не даю, а он не помирает. Только все добрее да ласковее становится. У меня даже злости не хватает. Я его скоро жалеть начну. Вон – идет сюда.

Входит царь Ефимьян. Еле живой.

ЕФИМЬЯН.  Чарындушка!…

ЧАРЫНДА.  Чего тебе?

ЕФИМЬЯН.  О детках моих, не слыхать ли чего?

ЧАРЫНДА.  Не слыхать. Я по всему свету гонцов разослала. Как сквозь землю провалились.

ЕФИМЬЯН. Скоро ли они домой вернуться?

ЧАРЫНДА.  Видно не скоро. Хотели бы вернуться – давно бы дома были. Не любят они тебя.

ЕФИМЬЯН.  Не говори так, голубушка, они у меня хорошие…. (Садится на лавку. Помолчав.) Чарындушка!..

ЧАРЫНДА.  Чего тебе?

ЕФИМЬЯН.  Пить хочется. Водицы бы испить… Глоточек.

ЧАРЫНДА.  Отстань! Некогда мне. Я занята государственными делами. Ты бездельничаешь, а я вместо тебя вынуждена работать день и ночь.

ЕФИМЬЯН.  Прости, Чарындушка! Я прихворнул малость… Я выздоровлю, и ты отдохнешь, голубушка моя.

ЧАРЫНДА.  Перестань сейчас же! Сколько раз просила тебя не называть меня разными ласковыми именами! Я от них силу теряю.

ЕФИМЬЯН.  Хорошо, хорошо, не сердись, моя ладушка.

ЧАРЫНДА.  Да ты издеваешься надо мной? Ступай к себе! (Толкает Ефимьяна. Он вытягивается на лавке и лежит неподвижно.) Ой, Ефимьян, ты чего? Дядюшка, взгляни, что с ним.

ФИКЕРС-СНИКЕРС (подходит, проверяет пуль, слушает сердце). Все. Помер.

ЧАРЫНДА.  Да?… Наконец-то!

ФИКЕР-СНИКЕРС.    Теперь заживем!

ЧАРЫНДА.  У меня уже и приказ о восшествии на престол Чарынды Первой готов! Вот он!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Покажи!

ЧАРЫНДА.  Тут и про тебя сказано. Вот. «Соправителем назначаю моего дядюшку Фикерса-Сникерса Заморского». Как? Доволен?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Еще бы! Это дело надо отметить!

ЧАРЫНДА.  Великолепная идея!

Уходят. За сценой голос Ольги-царевны: «Батюшка, где ты? Батюшка!…» Вбегают Ольга-царевна и Дмитрий-царевич. Видят лежащего Ефимьяна.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Батюшка!…Ты что?… Что с тобой? Ты спишь? Вставай!.. Вставай, батюшка! Мы тебе яблочко молодильное принесли. На, поешь…. Вставай же!

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Олюшка, он не спит. Он… Он не встанет.… Не дождался нас  наш батюшка!.. Пойдем!  (Берет Ольгу-царевну за руку и хочет ее увести.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Нет!…Подожди! Помнишь, что сказал Старичок-Бодрячок: нас  в сердце есть живая вода!  

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Да, здесь. (Кладет руку себе на сердце.)

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА (тоже кладет руку себе на сердце и прислушивается).  Здесь…

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Слышишь, как она журчит, бьется, наружу просится?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Песней да слезами излиться хочет! (Плачет и поет.)    Ты любимый наш, царь-батюшка,

Ты очнись, проснись от сна смертного,

Ты открой свои очи ясные

Посмотри на нас, твоих детушек!

Пропадем мы без тебя – сиротинушки,

Нас погубят, изведут злые вороги.

Поднимись, восстань, милый батюшка,

Пробудись для жизни, для радости!

Ольга-царевна склоняется над Ефимьяном. Слезы ее капают ему на лицо. Вдруг Ефимьян открывает глаза и приподнимается.

ЕФИМЬЯН.  Что это капает на меня?… Дождик что ли?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Это слезы наши, батюшка … Ты жив! Жив! (Обнимает Ефимьяна.)

ЕФИМЬЯН.  Так это слезы ваши меня оживили? (Садится.)

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Живая вода, что в сердце у нас, батюшка.

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Она здесь. (Показывает на сердце.) При нас.

ЕФИМЬЯН.  А!.. Вот оно что! Живая вода – это хорошо. (Обнимает детей.) Детки мои вернулись…

ДМИТРИЙ ЦАРЕВИЧ.  Мы тебе, батюшка, яблочко молодильное принесли. На, попробуй!

ЕФИМЬЯН (берет яблоко).  Не знаю, по зубам ли оно мне!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  По зубам, батюшка!

Ефимьян надкусывает яблоко и молодеет на глазах.

ЕФИМЬЯН.  Ох, что со мной?… Я ли это?

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ.  Ты, батюшка, ты!

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Какой ты молодой, да красивый!

ЕФИМЬЯН.  Да, чувствую в себе силы недюжинные и отвагу в сердце. Эх!… Ни с кем не бранюсь и никого не боюсь!

ЧАРЫНДА (неожиданно входит).  Это еще что такое!… Кто позволил? (Видит ожившего Ефимьяна.)  Ой!… Ефимьян… Ты ведь умер!

ЕФИМЬЯН.  Умер, Чарындушка, а теперь воскрес.

ЧАРЫНДА (кричит).  Дядюшка Фикерс-Сникерс! Скорее сюда! На помощь!

ФИКЕРС-СНИКЕРС (входит).  Что ты расшумелась на все царство-государство? (Видит Ефимьяна.) Ой… Ефимьян!

ЧАРЫНДА.  Видишь, он ожил! Он не имеет никакого права оживать, потому что теперь я царица! Я – Чарында Первая! Вот приказ!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  А чего теперь делать-то?

ЧАРЫНДА.  Чего, чего!… Убей его!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Сейчас. Приготовься, дед. Убивать тебя буду.

ЕФИМЬЯН.  Что-то вы больно раскомандовались. Полно браниться, не пора ли подраться? (Достает из-под лавки меч.) А ну, Фикерс-Сникерс, выходи на честный бой!

ФИКЕРС-СНИКЕРС (не ожидал).  Я?

ЕФИМЬЯН.  Что, у нашего Трошки задрожали ножки?

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Я.… Того… Я меч дома забыл. (Прячется за Чарынду.)

ЧАРЫНДА.  Ефимьянушка! Не надо, не убивай нас! Мы больше не будем. (Фикерсу-Сникерсу.) На колени вставай, кайся! (Оба падают на колени.)

ЧАРЫНДА.  Прости нас, Ефимьян!

ФИКЕРС-СНИКЕРС.  Мы больше не будем…

ЕФИМЬЯН.  Митенька, Олюшка, что мне с ними сделать?

ОЛЬГА-ЦАРЕВНА.  Отпусти их, батюшка.

ДМИТРИЙ-ЦАРЕВИЧ. Пусть отправляются   в свое заморское царство.

ЕФИМЬЯН.  Слыхали?

ЧАРЫНДА.  Слыхали, батюшка, слыхали.

ЕФИМЬЯН.  Чтобы духу вашего не было в земле русской!

Чарында и Фикерс-Сникерс в страхе мечутся, не могут найти дверь и, наконец, убегают. Скоморохи свистят им вслед. Ефимьян с детьми смеются.

СКОМОРОХ.  Чарында и Фикерс-Сникерс так побежали, что только пятки засверкали. А царь Ефимьян и дети его Дмитрий царевич и Ольга-царевна стали жить поживать, да добра наживать. И по сей день, живут!

Вот и сказка вся, больше сказывать нельзя.

 

Танцуют веселые скоморохи.

 

СКАЗКЕ  КОНЕЦ.

 

ВНИМАНИЕ! ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ТОЛЬКО С ПИСЬМЕННОГО СОГЛАСИЯ АВТОРА.

ЛЮБЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ТЕКСТЕ ТОЛЬКО С ПИСЬМЕННОГО СОГЛАСИЯ АВТОРА.

 

 

 

 

 

 

Мигунова Раиса Лаврентьевна

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *